руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
20 окт.
00:24
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Книги
суббота, июль 27, 2019

Книжный развал, июль 19

aвтор: Eugene ®
 
view

В этом месяце было много  российских авторов, претендующих на Большую Книгу.  Какую-то часть я даже до конца не смог дочитать, а кого-то со скрипом дотянул до финала. В любом случае мои фавориты очевидны: "Дети мои" Гузель Яхиной и "Брисбен" Евгения Водолазкина. Остальные в списке претендентов просто по недоразумению. К счастью, в этом месяце случилась и одна из лучших книг года, но ее я оставлю на сладкое. Так что, если вы верите моим рекомендациям, то первая часть обзора про то, что не читать, а вторая – про то, что читать обязательно. Итак, поехали.

Сначала номинанты:

Дни Савелия. Григорий Служитель

Савелий, или попросту Савва – кот. Книга рассказывает о его жизни с тех пор, как он был маленьким котенком и пока не встретил свою любовь. Короче, жизнеописание кота Савелия.
Как по мне, так самое ценное в этом романе - это очень теплое и прекрасно написанное предисловие Водолазкина. Увы, в отличие от него, я при всей моей любви к кошкам,  не люблю книги, где они являются главным действующим лицом. Тем более, когда в уста кошки вкладываются вполне человеческие философские измышления. Впрочем, с разумными котами я бы еще как-то справился, но беда в том, что в канву романа постоянно прорывается шум реального мира: тут вам и узбеки, и таджики, и прочие народности, заполонившие столицу, и постоянные дорожные работы, и еще масса других мелочей, сводящие возможно интересную историю к сиюминутной зарисовке большого города.
Спасибо, но не мое. Но, может быть, Ваше – есть несколько прекрасных эпизодов, фраз – глубоких и трогательных.

Рай Земной. Сухбат Афлатуни

История Плюши – тетки, живущей в доме, чьи окна выходят на пустырь, где в годы репрессий расстреляли тысячи советских поляков. Среди них был и отец Фома, написавший Евангелие для детей, где главные действующие лица тоже дети. Отрывки из этих евангелий – второй слой. А первый, основной  – незадачливое житье-бытье Плюши, ее поиски счастья.
Честно говоря, мне читать все это было довольно скучно. Трагедией расстрелянных поляков я не проникся, трагедией жизни Плюши – тоже, ну а Евангелие от Фомы – и вовсе никак. Прошлые романы этого автора было мне гораздо интереснее.
Итого, можно смело пропустить

Дождь в Париже. Роман Сенчин

Этот роман я честно не дочитал – очередное очень  детальное описание конца 80-х на задворках рушащейся Империи (Кызыл), поданное в виде воспоминаний главного героя, нахлынувших на него по приезде в отпуск в Париж. Не знаю, как вы, а я по горло сыт подобной литературой. Может быть, в романе есть еще что-то, но я до этого не дошел.

Теперь просто русские авторы. Не номинированные.

Порог. Сергей Лукьяненко

Очередная фантастика от Лукьяненко.
Дело происходит в глубоком космосе, где представители пяти дружественных цивилизаций пытаются остановить грядущую убийственную войну на планетах шестой цивилизации, еще не вошедший в их союз. Чем вызвана эта война – цикл развития или влияние извне?
Подобности про прочтении – только читать не спешите, поскольку это только первая книга серии и заканчивается она в самый разгар событий, оставляя читателя в недоумении и ожидании продолжения. Терпеть не могу подобные незавершенные романы.  
А в остальном – еще один  типичный Лукьяненко. На любителя.


Я буду всегда с тобой. Александр Етоев

Сталинский лауреат, скульптор Степан Рза, сам себя сослал в Заполярье. Видимо, в надежде, что там не тронут.
Больше, честно говоря, сказать нечего, поскольку после пары глав я жутко заскучал и книжку бросил. Может быть, у вас пойдет лучше.

А теперь просто книга. Не российская, не номинированная, и ИМХО никакая.

Эйфория. Лили Кинг/ Euphoria. Lily King

История трех антропологов, изучающих в 30-х годах племена Новой Гвинеи. Говорят, что в основу положена жизнь знаменитого антрополога Маргарет Мид.
Нелл, ее муж Фен и их друг Бэнксон, живя среди этих племен, придут к очень интересным выводам, которые позже лягут в основу теории, так полюбившейся фашистам. Но сейчас до второй мировой еще несколько лет, и наши герои увлечены своими исследованиями, а также и друг другом. 
Любовный треугольник, окруженный туземцами – вполне интересное, неглубокое и  необязательное чтиво. Как по мне – вполне можно пройти мимо.

И, наконец, то, что обязательно нужно читать:

Некий господин Пекельный. Франсуа Анри Дезерабль/Un certain M. Piekielny. François-Henri Désérable

Перед тем, как вы возьметесь за этот роман, обязательно перечитайте "Обещание на рассвете" Ромена Гари. Дело в том, что роман Дезерабля - это в каком-то смысле сочинение по мотивам произведения Гари, продолжение и переосмысление его книги, и признание в любви автору.
Но "Некий господин Пекельный" рассказывает не только о Ромене Гари. Это памятник всем тем евреям, чьи имена читают в иерусалимском музее Катастрофы каждый год в День Памяти. И памятник тем, чьи имена забыты. Тем, кто населял когда-то прекрасный город Вильно, и от кого сейчас не осталось даже могил.  Нет-нет, не подумайте, что это еще один роман о Катастрофе. Тут все гораздо шире - это история всех тех безымянных людишек, имена  которых история просто забыла, будто бы их и не было. Мы все в чем-то некие господа Пекельные – люди, о существовании которых никому не известно даже при их жизни, имяреки, мечтающие о том, чтобы их узнали.
Ну и, конечно, как книга Гари была о нем самом, так и этот роман рассказывает об Анри Дезерабле, бывшем хоккеисте, ныне молодом французском писателе.
Итого, прекрасный роман о Ромене Гари, об Анри Дезерабле, о некоем господине Пекельном и обо всех нас.  Обязательно к прочтению.  

loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.